30 Апреля 2019 г.

Киеву и Донбассу выгодно введение белорусских миротворцев в зону конфликта – эксперт

Киеву и Донбассу выгодно введение белорусских миротворцев в зону конфликта – эксперт
Фото: lib-bykhov.by

Украина вступила в новый период политический жизни: президентом избран Владимир Зеленский. Его позиции по многим вопросам известны не до конца, однако страну, очевидно, ожидают изменения в целом ряде сфер. Новый украинский лидер может в скором времени посетить Беларусь, а премьер-министр Армении Никол Пашинян дал Зеленскому совет по переговорам с Владимиром Путиным. Редакция «Евразия.Эксперт» выяснила у белорусско-украинского политолога, основателя портала «Главновости» Павла Карназыцкого, каковы перспективы трансформации Украины при новой власти, установится ли мир на Донбассе, будут ли выполнены минские соглашения и как изменятся белорусско-украинские и российско-украинские взаимоотношения в новом политическом сезоне.

- Как вы охарактеризуете итоги второго тура выборов? Почему получилась так, что только заграничный округ и Львовская область проголосовали за Порошенко?

- Во втором туре мы наблюдали рекордную явку, что не может не радовать. Выбор, сделанный избирателем, в основном носил протестный характер и выступал против действующей власти. Однако прицелом президентской кампании все же было не столько президентское кресло, сколько подготовка к парламентской кампании, т.к. в Украине закреплена парламентско-президентская форма правления.

В отличие от Беларуси и России, парламент и правительство наделены достаточно весомыми полномочиями, а президент не имеет такого административного влияния, как у соседей.

Поэтому жизнь украинцев в большинстве своем зависит не от президента, а от состава будущего парламента и сформированной в нем правящей коалиции.

Какой будет эта коалиция, зависит от избирателя. Я думаю, что сформируется широкая парламентская коалиция по причине пестроты политических сил, низких рейтингов в границах до 15% и полного фиаско предыдущей политики правительства и Верховной Рады по строительству Украины как «великой аграрной страны».

Я лично сомневаюсь, что Владимиру Зеленскому удастся исправить курс правительства и Верховной Рады. Однако он обеспечит демократические выборы.

Что же до географии, то она продемонстрировала, что у всех политических сил, за исключением Петра Порошенко, партии «Свобода» и Юрия Бойко, распределение голосов происходило равномерно. Мне кажется, что Украине нужно отказываться от этих региональных экстремальных партий и кандидатов. Они раскалывают украинское общество и выпячивают узкие, сугубо региональные интересы, ставя их в пику общеукраинским. Эти президентские выборы продемонстрировали, что потенциал в Украине к консолидации общенациональной электоральной культуры все же имеется.

- Вы отметили, что украинцы голосовали против действующей власти. Однако остается непонятным, за что они голосовали. Зеленский избегал четкой артикуляции своей программы. Если же судить по представленной им программе, то возникает огромное количество вопросов. Там превалируют ставленники международного капитала, люди, связанные с Соросом и истеблишментом Демократической партии США. Не будет ли это содействовать укоренению в Украине еще более жесткой либеральной экономической политики, практики вашингтонского консенсуса, только без милитаристских поползновений и оголтелого галицийского национализма?

- За должностью президента Украины закреплены функции безопасности и обороны, а также международная политика. Широта полномочий Порошенко связана только с наличием лояльного к нему парламентского большинства. Однако большая часть полномочий, в том числе и экономических, закреплена за парламентом и правительством, которое в большинстве он и формирует.

Наличие в штабе Зеленского огромного числа маститых грантоедов подтверждает позицию, что новому президенту быть самостоятельным не дадут.

У Зеленского остается только единственный вариант повести более рассудительную политическую кампанию в Верховную Раду и сформировать там правящую коалицию.

- Вы говорите про парламентско-президентскую республику, где больше функций у законодательной ветви власти. В Раде сейчас большинство у лояльных Порошенко сил – «Народного Фронта», БПП, или же оранжевых элит – «Батькивщина», «Самопомощь», Радикальная партия. Зеленский сразу же столкнется со всем политическим цветом этой Верховной Рады. Пойдет ли он на досрочные выборы парламента?

- Зеленскому не совсем выгодны досрочные выборы. Во-первых, у него сейчас просто нет своей политической силы.

Партия «Слуга народа» сегодня является больше вывеской, нежели силой, имеющей структуры, численность и членов. Партии нужен какой-то период для ее реального, а не номинального формирования.

Во-вторых, Зеленский, скорее всего, сегодня и не готов взять на себя всю ответственность за страну. На этих выборах он отличался тем, что ничего никому не обещал. Зеленскому было достаточно, что за него и так проголосуют, как за таран против Порошенко. Теперь его будут воспринимать через призму удовлетворения общественных ожиданий привлечь представителей прошлой власти к ответу за коррупцию.

Поэтому Зеленский должен обеспечить нормальную работу правоохранительных органов и прокуратуры, что как раз входит в его функции. Также он должен будет организовать изменение избирательного законодательства. По существующему на сегодняшний день закону о выборах тяжело представить перезагрузку законодательной ветви власти. Дело в том, что в Украине Верховная Рада формируется по смешанному принципу. 50% мест избирается по партийным спискам, 50% – по мажоритарным округам. Именно мажоритарные округа выступают главными центрами манипуляций на выборах. Через них проходят в парламент те люди, которые имеют деньги, либо представляют олигархические группы.

Более того, мажоритарщики в Верховной Раде выступают именно той силой, голоса которой чаще всего покупаются. Поэтому сегодня требуется переход на пропорциональную систему выборов.

- Сможет ли Зеленский сохранить имеющийся рейтинг к парламентским выборам? И какой расклад будущей Верховной Рады вы видите?

- У Зеленского самым большим риском выступает притягивание к его политической силе различного рода политических кочевников, которые сейчас резко начали бежать с тонущего корабля сегодняшней политической коалиции и других политических партий. Подобные политические кочевники до этого сумели побывать в рядах и Партии регионов, и «Батькивщины», и «Блока Петра Порошенко». Понятно, что они как раз и будут тем потенциальным отягощением для имиджа партии Зеленского, ассоциирующимся с прошлой властью, коррупцией. Логика обновления, которую транслирует Зеленский, с таким старым политическим балластом сразу же развеется. Такие персонажи для Зеленского еще и ненадежны, т.к. как только они почувствуют падение рейтинга своего шефа, сразу же начнут кампанию по перекочевыванию к другим лидерам. Уже сейчас мы видим попытки начать переформатировать парламентскую коалицию под нового президента.

Мажоритарные кандидаты уже обеспокоены. Они понимают, что, если хотят переизбраться, то им нужно избавиться от старых покровителей и переориентироваться на победителя.

- А будет ли Зеленский брать к себе таких политиков?

- Это зависит от политической воли самого Зеленского. Исходя из его предвыборных месседжей, новому президенту выгоднее не брать себе этот балласт и пойти на противостояние с парламентом.

- Имеется ли у Зеленского на это политическая воля? Многие говорят, что он является человеком Коломойского.

- Коломойский – сам по себе человек настроения. Он вправе считать, что он сделал Зеленского. Но и Зеленский также вправе считать, что он самостоятельный политик. У него главный пост в государстве. И если попытаются на него влиять, будут напоминать, что он кому-то должен, то не исключено, исходя из характера Зеленского, что он будет пытаться устранить Коломойского через судебные и силовые органы. Напомню, что назначение таких должностных лиц закреплено за президентом Украины.

- Порошенко, несмотря на результаты, не собирается покидать политику и готов идти на парламентские выборы. С чем он на них пойдет и на какие результаты сможет претендовать?

- 25% – все-таки не его ниша. Его нишей являются те 16%, которые за него проголосовали в первом туре. Остальные 9% – это те, кто просто не воспринимает Зеленского, как президента, и по этой логике отдал свой голос за Порошенко во втором туре.

Главным риском для Порошенко перед парламентскими выборами является возможность заведения против него уголовного дела и привлечения к ответственности. Если это произойдет, то мы сможем увидеть совершенно другие расклады на выборах.

 - Порошенко играет на поле националистического электората партии «Свобода», «Национального корпуса», которых вывел из обоймы. Партия Порошенко заняла роль системных националистов от истеблишмента. Означает ли это, что в Украине после 2014 г. сформировалась системная партия националистического истеблишмента?

- Я все же считаю, что результат Порошенко связан с работой агрессивной пропаганды. Где-то 70% основных информационных потоков были ему подконтрольны. Это и государственные каналы, и его собственные каналы. И, конечно же, огромное количество встреч. Поэтому сейчас, после выборов, должен снизиться поток пропаганды. У Порошенко останутся его личные СМИ, и мы увидим его реальный рейтинг, будет ли его партия реально представлять националистов от истеблишмента, или же на националистическом поле опять электорально воскреснут «Свобода», «Национальный корпус» и другие силы.

Да и возникает вопрос насчет того дискурса, который несет Порошенко, насколько он адекватен. Вбивать в головы идею, что «Путин – это угроза», а единственным спасителем от нее является Порошенко, уже не получится.

- Центральным вопросом выборов является решение конфликта на Донбассе. Зеленский ставит задачу перезапуска минского процесса и более активных действий для остановки войны. Насколько он способен это сделать?

- Зеленскому выгодно усилить влияние и механизмы Минского процесса. Но при этом в нем должна чувствоваться роль самого нового президента. Поэтому формат Минска будет, скорее всего, пересмотрен так, чтобы инициатором его интенсификации выступал уже сам Зеленский. При этом следует понимать, что интенсификация процесса возможна, только если в нем будут уверены ДНР и ЛНР. В противном случае это будет игра в одни ворота.

Отношения же с Россией нормализировать навряд ли удастся.

Для мирового сообщества существует проблема принадлежности Крыма, с потерей которого Украина никогда не смирится. Следует признать, что даже для рядовых украинцев Крым – это глубокая психологическая травма. Даже те, кому он не особо был нужен, чувствуют, что у них что-то забрали. Причем забрал сосед, с которым было подписано соглашение о дружбе и сотрудничестве. Поэтому, даже если Зеленский и хотел бы каких-либо дружественных отношений с Москвой, у него бы ничего не получилось. Его не поняло бы собственное украинское общество. И это показали итоги выборов.

Бойко, который открыто позиционировал себя как пророссийская сила, встречался с премьер-министром России Дмитрием Медведевым и тем самым мобилизовал вокруг себя весь пророссийский электорат, получил в итоге около 12% голосов. На сегодняшний день это и есть потолок пророссийских сил в Украине. Вилкул же и его «Оппоблок» фактически стали восприниматься как украиноцентричный проект, как особое видение индустриальных кругов Юго-Востока на построение самостоятельной и внеблоковой Украины без религиозного, языкового, этнического и любого другого притеснения. За него голосовали фактически не пророссийские, а сформировавшиеся после 2014 г. русскоязычные украиноцентричные избиратели.

Вторым фактором является большое количество жертв и покалеченных в результате войны на Донбассе. В украинском обществе сегодня закрепилось мнение, что без России был бы невозможен конфликт на Донбассе.

Поэтому большинство граждан Украины винят в жертвах и крови своих сограждан именно восточного соседа. Из-за информационного противостояния сформирована именно такая позиция. И пока не будет проведено публичное и беспристрастное расследование по вопросу, с кем на Донбассе воюет украинская армия – с российской армией, с наемниками России, с террористами или же с повстанцами и ополченцами – до тех пор будет иметь место этот сложный экзистенциальный момент.

Риторика же Зеленского дает надежду, что сдвиги в лучшую сторону здесь будут. Он ни разу не называл воюющую сторону Донбасса «ватниками», «сепаратистами», но в его риторике имелись другие выражения – «повстанцы», «ополченцы».

- Каковы перспективы минского процесса и «нормандской четверки»?

- Перед «нормандской четверкой» и минским процессом сегодня стоит главная задача – окончательное прекращение огня. А для этого как минимум на зоне разграничения следует ввести миротворцев как третью силу, которая имела бы функцию сдерживания и контроля противоборствующих сторон. Также следует не допускать притока в зону боевых действий наемников, которые в большинстве случаев и являются источником преступлений против мирных граждан.

В этом плане особое внимание украинское руководство должно сконцентрировать именно на Беларуси. Из соседей Украины это единственная страна, к которой имеется одинаковый уровень доверия как в особых районах Донбасса, так и в Киеве.

У белорусских миротворцев не будет проблем в коммуникации с местным населением. Они прекрасно понимают местные диалекты. И к ним будет одинаково высокий уровень доверия с двух сторон. Этому способствует объявление официальным Минском нейтралитета в отношении конфликта на Донбассе.

- Российско-украинские отношения за возможный коридор в силу выше названных причин не выйдут. И все же как, на ваш взгляд, выглядят перспективы торгово-экономических отношений и постепенного снятия санкций?

- Описанная мной выше экзистенциальная травма украинского общества влияет в том числе и на поведение потребителей. Мы помним акции «не покупай российские товары» и т.д. Понятно, что проблему снятия барьеров и вопросов в этой ситуации нужно решать. Вопрос «как» остается открытым. Думаю, что и в этой ситуации без Беларуси будет сложно обойтись.

Как в России, так и в Украине никогда не существовало стратегии в отношении друг к другу. Иногда у меня возникало такое чувство, что две страны сами не знают, что они хотят от своего партнера. Поэтому отношения и лихорадило после смены очередного украинского президента.


Беседовал Петр Петровский

Загрузка...
Комментарии
12 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

От нового посла в Беларуси ожидают решения реальных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

39%

граждан Молдовы поддерживают вступление в ЕАЭС, вступление в ЕС одобряют 37%. Против вступления страны в НАТО выступают 55% молдаван, за вступление – 22% – Ассоциация социологов и демографов Молдовы

Mediametrics