25 Апреля 2019 г.

Годовщина «бархатной революции»: что изменил Пашинян?

Годовщина «бархатной революции»: что изменил Пашинян?
Фото: rfi.fr

В 2019 году в последнюю субботу апреля Армения впервые будет праздновать День гражданина – праздник, учрежденный в начале месяца в честь событий произошедшей в стране «бархатной революции». По заявлению премьер-министра Никола Пашиняна, он должен стать «таким же праздником, каким была сама революция». Кандидат политических наук, преподаватель кафедры политологии Российско-Армянского (Славянского) Университета (Ереван) Норайр Дунамалян специально для «Евразия.Эксперт» объясняет, как страна изменилась за год, прошедший со смены власти в стране, куда сегодня движется Армения и что должен символизировать День гражданина.

Революция: год спустя


На вопрос «Каковы, по-вашему, были последствия Французской революции?» глава Госсовета КНР Чжоу Эньлай ответил, что об этом «слишком рано судить». Спустя год после победы «бархатной революции» в Армении многое изменилось, но полностью осмыслить процессы, происходившие в апреле-мае 2018 г. в Армении, так и не удалось. Впрочем, хотя ситуация в социальной, политической, экономической и иных сферах до сих пор не стабилизировалась, правительство Армении предложило ввести новый праздник «День гражданина» в память о знаменательных политических событиях апреля 2018 г. И в канун этого дня важно понять логику событий, которые происходили и происходят в Армении, чтобы двигаться дальше.

Политические изменения в Армении нельзя однозначно назвать «революционными», так как последующие события показали эволюционную суть происходящего.

В этом заключается парадокс, связанный с ожиданием радикальных преобразований и вялотекущими изменениями, которые начали происходить потом в потоке рутинного конституционного процесса смены власти. Заметим, что «радикальные» ожидания были у всех, даже у противников Никола Пашиняна, что наблюдается в риторике оппозиционных СМИ. Что именно позволяет допустить подобную мысль?

Во-первых, радикальных изменений в экономике не произошло, как и «стремительных взлетов» и «ужасных провалов», прогнозируемых новой оппозицией. Во-вторых, институты меняются слишком медленно, что вызвано отсутствием цельной программы правительства по коренным изменениям в политике и экономике страны.

Из последнего исходит еще одна интересная деталь – при очень высокой легитимности власти (даже на данный отрезок времени с тенденцией к снижению) Пашинян не способен мобилизовать население на реализацию непопулярных политических решений.

Поскольку популистский стиль политических заявлений и логика ненасильственной смены власти «вывели» революционные массы из процесса принятия решений. Как результат, население осталось с завышенными ожиданиями, а власть сегодня не может отказаться от «осторожных» действий как в сфере законотворчества, так и изменений политической системы.

Символы, деньги и революционная солидарность


Революционная эйфория в апреле-мае 2018 г. сменилась новым этапом общественных запросов, которые не были удовлетворены полностью. «Революционеры» не стали использовать чувство массовой солидарности для проведения определенных политических или экономических реформ, что стало позитивным шагом для нормального функционирования политической системы.

Но переход к рутинной бюрократической работе правительства и парламента во многом ударил по имиджу «революционного подъема».

Кроме того, бурное недовольство в обществе вызвали новогодние премии чиновникам, траты мэрии на новогодние праздники и другие «непонятные» многим слоям общества расходы из бюджета. В этом контексте непонимание между новой властью и рядовыми гражданами все больше углублялось.

Если говорить о символах, то обвинение второго президента Армении Роберта Кочаряна в «свержении конституционного строя» стало своеобразным действием в логике хантингтовской «проблемы палачей». То есть Кочарян был избран в качестве главного «злодея» революционной мифологии. Кроме того, президент Серж Саргсян в 2008 и Пашинян в 2018 гг. использовали 1 марта для борьбы с конкурентами, отчего во многом пострадала объективность анализа этого трагического события.

Сегодня в обществе как власть, так и оппозиция прибегают к манипуляции общественным сознанием, так как даже символы революционной борьбы не отражают насущных социальных проблем. Общественная усталость будет проявляться в росте недовольства и непонимании стратегии политического развития. Основная проблема заключается в отсутствии выверенных политических решений и быстрых результатов в социальной сфере.

Даже успех неолиберальных реформ, который можно будет ожидать, как минимум, через год, не сможет обеспечить стабильности общественного мнения и приведет к радикализации взглядов.

Из позитивных моментов, влияющих на сохранение высокого рейтинга новых представителей власти, можно выделить открытость, устойчивую обратную связь с населением, поддерживаемую на различных информационных площадках и в соцсетях. Примечательно, что даже при незначительном запросе со стороны населения или СМИ предоставляется отчет или информация о финансовой деятельности и законодательных инициативах государственных ведомств и чиновников. Особняком также стоит борьба с коррупцией в качестве основного способа поддержки легитимности власти. Обвинение главы Государственной контрольной службы при премьер-министре Армении и соратника по «революции» Давида Санасаряна свидетельствует о демонстрации населению серьезного настроя в этом вопросе.

Рычаги давления оппозиции


Отсутствие каких-либо рычагов давления на большинство радикализирует внутрипарламентскую оппозицию, что даже повлияло на разделение функций между некогда враждующими «Просвещенной Арменией» и «Процветающей Арменией». Объектом критики остается «суперпремьерская» власть и низкий уровень полномочий у законодательного органа страны. С другой стороны, бурные дебаты ведутся вокруг экономических реформ.

Что касается внепарламентской оппозиции, то критика власти остается в рамках подконтрольных им СМИ. Напомним, что в январе четыре бывших депутата Национального Собрания от Республиканской партии Армении создали медиа-холдинг «Четверка», включающий телеканал, радио и интернет-ресурсы. Также на некоторые медиаресурсы свое влияние сохранил зять бывшего президента Саргсяна Микаел Минасян. Конфронтация через СМИ дошла даже до поручения премьер-министром главе СНБ более эффективно бороться с «фейками», правда, не обозначив конкретные рамки этой борьбы.

В действительности конфронтация через СМИ во многом важна с точки зрения стабилизации общественного дискурса, так как публикуемые «провластные» или «оппозиционные» позиции ведут к углублению общественных противоречий.

При этом «оппозиционные» информационные ресурсы более консолидированы и во многом формируют повестку дня. Вместе с тем внешнеполитическая повестка также активно используется в противостоянии между властью и оппозицией, воздействуя, в свою очередь, и на внешнюю аудиторию.

Страсти по «суперпремьерской» системе


Еще одним нерешенным вопросом остается проблема изменений в Конституции. До внеочередных парламентских выборов в декабре 2018 г. этот вопрос стоял во главе повестки, но после выборов проблемы переместились в социальную и внешнеполитическую сферу.

Оптимизация правительства также не показала желания новой власти отказаться от старой «суперпремьерской» системы, сконцентрировавшей почти все силовые структуры в руках премьер-министра.

Фракция «Просвещенная Армения» сделала основным объектом своей критики именно проблему подчинения СНБ и полиции непосредственно премьер-министру, предлагая создать новое ведомство для формирования механизма подотчетности этих органов парламенту.

Надо сказать, что и подотчетность не способствует искоренению изъянов Конституции, так как проблема доминирования парламентского большинства останется, а с ней и другие вопросы. Сегодня, несмотря на демократический фасад, армянской власти необходимы авторитарные методы стабилизации обстановки в стране с целью становления эффективной политической системы. В этом контексте предложения парламентской оппозиции не отличаются «программностью». С другой стороны, новая власть пока что не сформулировала внятного проекта будущего реформирования различных политических институтов.

Примечательно, что только 18 апреля были утверждены состав и структура нового правительства.

Экономическая неолиберальная революция


В области «экономической революции» также нельзя указать на какие-либо переломные результаты, так как в парламенте за четыре месяца было принято семь законопроектов в сфере экономического регулирования, но полноценными изменениями их назвать нельзя.

В целом, предложенный пакет неолиберальных реформ направлен на создание условий для прихода иностранных компаний, но не способствует формированию новых рабочих мест в стране.

К примеру, вопрос занятости на протяжении всего года с момента реализации проекта по оптимизации правительства был одним из наиболее обсуждаемых. К концу 2018 г. уровень занятости резко снизился, что связано как с низкой зарплатой, так и с нежеланием многих людей, работавших в госорганах или иных институтах, адаптироваться к антикоррупционным условиям работы.

Уровень занятости в Армении на 2018 г. (в расчете на 1000 чел.)

Безымянный.png

Источник: данные официальной статистики Армении.

В сфере прямых иностранных инвестиций, если сравнивать 2017 и 2018 гг., произошел рост в $4.5 млн ($249.8 млн – 2017 г., $254.3 млн – 2018 г.). Правительство периодически заявляет о различных инвестиционных проектах, по которым ведутся переговоры, но более ясная картина уровня внешних и внутренних инвестиций будет показана уже в будущем году.

Обращаясь к инвестициям, важно понимать и изменения в налоговом законодательстве, которые направлены на установление общей планки подоходного налога на уровне в 23 % для всех видов хозяйств с тенденцией постепенного снижения к 2023 г. до 18 %. Но вместе с этим правительство предложило ввести новые ставки акциза на газированные и алкогольные напитки, табачные изделия, бензин и другие товары, что, по мнению некоторых экономистов и общественных деятелей, может привести к новому повышению цен.

В общем, экономическую политику нового правительства Армении в свое время определила английский экономист Джоан Робинсон: «самой подходящей теорией восстановления является теория одного из диккенсовских героев: дайте срок, что-нибудь изменится. Т.е. депрессия не будет длиться бесконечно, потому что рано или поздно должна появиться новая возможность для инвестиций. А если этого не случится, государственная политика вступит в дело».

Таким образом, даже спустя год сложно определить основные направления внутренней политики Армении, так как общество не готово к непопулярным решениям, а инвесторы ждут стабильности. Система ломается, но многие не уверены, что будет построена новая.

Повестка ЕАЭС в Армении


Внутриполитическая повестка в Армении поглощает внешнюю, не предоставляя иных путей реализации более глобальных проектов. Главным вопросом внешней политики остается урегулирование нагорно-карабахского конфликта. На его фоне экономический пласт евразийской интеграции сегодня не так интересен для общественности в Армении и прежде всего ассоциируется с российско-армянскими отношениями. Взаимодействия с Беларусью, Казахстаном или Кыргызстаном остаются в рамках «политизации» вопроса.

В ходе председательства Армении в ЕАЭС стоит ожидать встречу руководителей стран ЕАЭС, но программные изменения в развитии организации вряд ли предвидятся.

Хотя все зависит от степени концентрации руководства Армении на внедрении ряда реформ в рамках «цифровизации», формирования общего рынка энергоресурсов и других актуальных проектов евразийской интеграции.

Важным аспектом остается временный договор о зоне свободной торговли с Ираном, ратифицированный парламентом Армении 3 апреля, но практических действий в контексте председательства Армении и на фоне внутриинтеграционных противоречий не проводится.

Внешний и взаимный товарооборот Армении со странами ЕАЭС по сравнению с январем-февралем 2018 г. снизился с $312 млн до $294 млн на тот же период 2019 г. (по данным Статистического комитета Армении), что показывает необходимость стабилизации внутреннего рынка Армении в контексте дальнейшей интеграции.

Симптомы без диагноза


В этих условия гражданам Армении придется встречать свой праздник. Кстати, и эта знаменательная дата стала поводом для дискуссий по поводу больших затрат на праздничные мероприятия ($124 млн драмов (порядка $255,6 тыс.)) по всей республике. Насчет содержательной части праздника никаких общественных обсуждений не было отмечено.

В этом и суть изменений в Армении: к сожалению, революционные настроения не стали основой для консолидации общества – скорее, наоборот.

Что же касается «праздника гражданина», то и на него смотрят через «социальные очки» на фоне 27-процентного уровня бедности в стране.

За год изменилось многое, но ожидания населения касались, прежде всего, социальной сферы, где до сих пор большое количество проблем. Повышение прозрачности власти, свобода слова и отсутствие политической цензуры, борьба с коррупцией – все эти явления нуждаются в систематизации и сведению к общей логике развития армянской государственности. Главным следствием «революционных» событий стали изменения структуры власти и повышение прозрачности внутривластных и общественных отношений, но в то же время по сей день сохраняется крайне высокий уровень неопределенности во внутренней политике.

День гражданина должен стать объединительным праздником для всех граждан, а не свидетельством политически расколотого общества. В этом контексте символы играют наиболее важную роль для настоящего и будущего.


Норайр Дунамалян, кандидат политических наук, преподаватель кафедры политологии Российско-Армянского (Славянского) Университета (Ереван)

Загрузка...
Комментарии
12 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

От нового посла в Беларуси ожидают решения реальных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

39%

граждан Молдовы поддерживают вступление в ЕАЭС, вступление в ЕС одобряют 37%. Против вступления страны в НАТО выступают 55% молдаван, за вступление – 22% – Ассоциация социологов и демографов Молдовы

Mediametrics