19 Февраля 2018 г.

Евросоюз хочет сократить российское влияние на Балканах до нуля – сербский экс-министр

Евросоюз хочет сократить российское влияние на Балканах до нуля – сербский экс-министр
Фото: novaborba.co.rs

Недавно Евросоюз обнародовал новую геостратегию в отношении стран Западных Балкан, согласно которой к 2025 г. планируется включение в состав ЕС Сербии и Черногории. Однако в реальности осуществления этого плана сомневается экс-министр Сербии по делам Косова и Метохии (2007-2008 гг.), профессор Слободан Самарджич. По его мнению, Евросоюз в ближайшее время расширяться не может, а его повышенная активность на Балканах вызвана желанием сохранить свое влияние в этом регионе и одновременно отрезать от него Россию. А между тем именно связи с Россией и ЕАЭС могут дать сербской экономике шанс на восстановление. Собеседник «Евразия.Эксперт» рассказал о том, как добиться мира в Косово, и почему соглашение о ЗСТ с ЕАЭС, являясь шансом для экономики Сербии, в текущих условиях не окажет существенного влияния на товарооборот сторон.

- Господин Самарджич, Еврокомиссия обнародовала «дорожную карту» по расширению Евросоюза за счет балканских стран. В чем заключается суть новой стратегии Евросоюза на Балканах?

- С 1999 г. Евросоюз в отношении стран Западных Балкан следует стратегии стабилизации и ассоциации. До 2008 г. это выглядело как процесс подготовки этих стран для вступления в ЕС.

После того, как в Евросоюзе начался крупный внутренний кризис, стало ясно, что без его разрешения шансов на присоединение к ЕС какого-либо государства, даже если оно выполнило все необходимые требования, нет. С другой стороны, ЕС хочет сохранить влияние в регионе, и поэтому он никак не изменил свою политику расширения.

Когда США ввели санкции против РФ в 2014 г., Евросоюз присоединился к ним, что говорит о том, что присутствие ЕС в регионе выступает и как средство сдерживания. Теперь Евросоюзу важно сократить российское влияние до нуля, чтобы заблокировать рыночные, инвестиционные и ключевые политические отношения балканских стран, особенно Сербии, с Россией. Надо сказать, что это не было изначальной целью политики Евросоюза, данный курс был навязан со стороны США.

- На ваш взгляд, почему Брюссель уделяет повышенное внимание Балканам?

- ЕС хочет играть роль лидера в регионе. В ст. 49 Лиссабонского договора есть положение о том, что ключевым для Евросоюза является расширение путем присоединения желающих стран. Подразумевается, что в этом списке нет России, как минимум из-за географических причин. После того, как Лиссабонский договор вступил в силу в 2009 г., стало очевидно, что осуществление такой панъевропейской идеи невозможно. В новых обстоятельствах она преобразовалась в геополитическую стратегию на базе западной политики, проводимой США и НАТО.

Из-за процесса вступления стран Восточной и Юго-Восточной Европы в ЕС Западные Балканы остались потенциальной зоной свободного влияния третьих сил. Чтобы изменить это, ЕС была необходима новая стратегия влияния. И сейчас она реализуется в рамках концепции стабилизации, ассоциации и вступления балканских стран в Евросоюз.

- Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер сказал, что Сербия и Черногория могут стать членами ЕС к 2025 г. Насколько это вероятно?

- Никому не следует питать иллюзии на этот счет. Во-первых, ЕС еще много лет не будет в состоянии расширяться. Его политика в отношении Сербии и Черногории нацелена на то, чтобы создать впечатление, что вхождение этих стран в ЕС реально.

2025 г. назван Брюсселем из-за того, что поддержка евроинтеграции в Сербии резко падает. Кроме даты ничего не меняется. Количество условий для вступления увеличивается из-за того, что каждое государство – член ЕС может выставить свои собственные условия. Можно представить, какие условия перед Сербией поставит Хорватия, желающая собрать доказательства предполагаемого вооруженного вторжения Сербии на свою территорию в начале 90-х гг. Не говоря уже о том, что Сербия должна будет признать независимость Косова, вступить в НАТО и т.д.

- Вы сказали, что поддержка евроинтеграции снижается в Сербии. Как общественность в целом оценивает сотрудничество с Брюсселем?

- В целом общество боится агрессивного сценария возврата к 90-м гг., что означало бы новую экономическую изоляцию. Многие отчаявшиеся люди ничего лучшего и не ожидают, но все же верят в официальные слоган: «членству в ЕС нет альтернативы». Основная проблема состоит в том, какая-либо политическая альтернатива этому слогану отсутствует.

Согласно опросам общественного мнения, самый популярный внутренний институт в стране – это Сербская православная церковь, а вне страны – Российская Федерация. Однако у проевропейских сил на данный момент 90% мест в сербском парламенте.

Необходимо учитывать, что какая-то часть населения на выборах не голосовала. Однако это не очень убедительное объяснение ситуации, сложившейся в обществе. Ее можно охарактеризовать как состояние глубокой социальной аномии.

- Как вы оцениваете перспективу сотрудничества Сербии с ЕАЭС?

- Это шанс для восстановления сербской экономики. Однако Сербии необходимо привести в порядок свои внешнеторговые отношения и в соответствии с этим реструктурировать производственные сектора. С текущим правительством это невозможно, поскольку оно на 80% ориентировано на ЕС и страны ЦЕФТА, которые экономически зависят от Евросоюза.

Более того, из-за процедуры вхождения в ЕС Сербии придется отказаться от крайне выгодного соглашения о свободной торговле с Россией, поскольку Сербия должна будет согласовывать торговую и таможенную политику с Евросоюзом. Без четкой возможности стать полноценным членом ЕС Сербия так и останется в подвешенном состоянии: она не сможет быть конкурентоспособной на рынках Евросоюза, но она также не сможет выйти на другие рынки.

- Россия и Сербия сотрудничают по многим вопросам. Какие новые тенденции наблюдаются в отношениях России и Сербии? Как вы оцениваете российско-сербское сотрудничество?

- В целом наше межгосударственное сотрудничество развито недостаточно, особенно в сфере экономики, и виновата в этом, по-моему, Сербия. Сербский народ приветствует военное сотрудничество между двумя странами. Учитывая весьма агрессивные военные предложения США, НАТО и Евросоюза, Россия очень способствует сохранению нашего официального нейтралитета в военном отношении. Культурное сотрудничество находится на довольно высоком уровне. А вот в сербском информационном поле российское присутствие ощущается недостаточно, в отличие от западного. Думаю, России стоит помочь Сербии в расширении программ изучения русского языка на всех уровнях образования.

- В прошлом шли разговоры о разделе Косова. Что вы можете сказать об этом, действительно ли такой план существовал?

- Такая идея, несмотря на то, что она в какой-то мере привлекательна, совершенно контрпродуктивна с точки зрения Сербии. Она уничтожает основной аргумент Сербии в ее борьбе за Косово и Метохию. Это норма международного права, закрепленная в резолюции Совбеза ООН (1999/1244), где ясно говорится о суверенности и территориальной целостности бывшей Югославии, преемником которой является Сербия. Если бы кто-то с сербской стороны предложил раздел, западные политики интерпретировали бы это просто как тактическое использование аргумента международного права. Если оно неприменимо к части Косова – значит, оно неприменимо ко всему Косову. С западной точки зрения, необходимо убедить Сербию признать независимость Косова, поскольку это соответствовало бы нормам международного права.

- Каким вам видится решение косовского вопроса?

- Сербии стоит заморозить конфликт, что также подразумевает заморозку диалога с представителями Албании в Брюсселе. Процесс необходимо вернуть на уровень ООН.

Согласие по этому вопросу невозможно без компромисса, но с таким предубежденным посредником, как Евросоюз, этого компромисса не достичь. Новые переговоры должны начаться в совершенно других обстоятельствах, и, если Сербия подаст соответствующее прошение, это возможно, и довольно скоро. Переговоры следует продолжить с того же места, на котором их прервал Мартти Ахтисаари 10 лет назад.

- Что вы думаете по поводу необходимости скорейшего заключения соглашения о зоне свободной торговли между Сербией и ЕАЭС, о чем недавно заявили сербский вице-премьер, министр торговли, туризма и телекоммуникаций Расим Ляич и министр экономического развития РФ Максим Орешкин?

- Данный вопрос комментировать еще рано. Боюсь, что, несмотря на подписание соглашения, во внешнеторговых отношениях между Сербией и Россией или ЕАЭС ничего не изменится до тех пор, пока в силе будут обязательства Сербии по соглашению о стабилизации и ассоциации с ЕС и пока идут переговоры о вступлении Сербии в Евросоюз.

Комментарии
22 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Встреча Путина и Трампа высвечивает несколько тенденций, которые окажут большое влияние на развитие стран СНГ.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$716 млрд

составит военный бюджет США на 2019 г., который станет самым крупным в истории. В 2018 г. военный бюджет США равнялся $692 млрд.